Дело № 16Маматазиз Бизуруков

Информация о нарушении прав заключенного Маматазиза Бизурукова поступила в ЦЗПЧ «Кылым шамы» от ошских правозащитников.

1919304_543646655842641_457699733689616873_n
Маматазиз Бизуруков в молодости

63- летний Бизуруков, содержался в учреждение №25 ГУИН (бывшее СИЗО-5 города Ош) с 9 июля 2011 года, следствие по его делу было завершено, материалы переданы в суд, но 1 сентября он скоропостижно скончался в камере от инфаркта миокарда.

1455910_543646722509301_4644253170158747268_n

2 сентября сотрудники «Кылым шамы» совместно с уполномоченными представителями Омбудсмена и специалистом Службы защиты прав пациентов посетили ГУИН №25 с целью изучения обстоятельств, связанных со смертью Бизурукова. При исследовании медицинских документов, были выявлены следующие факты:

«При поступлении в пенитенциарное учреждение Бизуруков жаловался на боли в области почек, так как страдал хроническими заболеваниями – простатитом и пиелонефритом. Назначенные врачом МСЧ лекарства, которые были куплены родственниками, не помогали и болезнь начала прогрессировать. 14 июля ошские правозащитники официально обратились к руководству учреждения с просьбой о срочной госпитализации заключенного. После их обращения 21 июля было проведено медобследование показавшее, что у Бизурукова осложнения, требующие хирургического вмешательства. Но со стороны руководства и медперсонала изолятора ни каких мер предпринято не было, в связи с чем, в течении 40 дней заключенный оставался без необходимой медпомощи. 31 августа Бизурукову стало крайне тяжело, а на следующий день он умер».

По словам и. о. начальника МСЧ Дарыгул Исраиловой, через 20 дней после поступления Бизурукова в ГУИН №25, он прошел обследование в городской больнице.

«У Бизурукова были выявлены хронические цистит и простатит, по заключению уролога было рекомендовано медикаментозное лечение, а в случае его неэффективности – проведение хирургической операции».

Однако эти рекомендации Исраиловой были проигнорированы. Несмотря на неоднократные жалобы Бизурукова на боли и нарушение мочеиспускания, врач не распорядилась о помещении его в больничную палату для наблюдения и проведения медицинских мероприятий. Кроме того Исраилова сообщила, что она не верит результатам обследования и заключению специалиста.

31 августа, когда Бизуруков пожаловался на отсутствие выделения мочи продолжительностью в несколько дней, по утверждению Исраиловой она оказала ему помощь, дав таблетки анальгина и димедрола, а через несколько часов еще и таблетки фурацилина. Если принять во внимание, что анальгин – обезболивающее, димедрол – снотворное, а фурацилин – антисептическое средство применяемое для промывания ран, такое назначение вызывает сомнение в ее профессионализме. При этом она не провела надлежащего медосмотра, не вызвала в неотложном порядке уролога, и не предприняла меры по проведению катетеризации мочевого пузыря.

В ходе расследования была проведена беседа с сыном Бизурукова Махаматом, также содержащимся в ГУИН №25.

«Отец страдал заболеванием мочеполовой системы и до заключения под стражу принимал лекарственные препараты. Узнав о том, что в течении нескольких дней отец не может опорожниться, я попросил мать, чтобы она передала в МСЧ катетер. 31 августа после получении катетера я самостоятельно установил его отцу. При опорожнении мочевого пузыря сначала были гнойно – кровянистые выделения, затем пошла более менее светлая моча. После катетеризации отец почувствовал значительное облегчение, и на следующий день он попросил провести повторную процедуру, так как снова начался застой мочи».

В ходе служебного расследования было установлено, что катетер принесенный женой Бизурукова, Исраиловой передали 31 августа, когда она осматривала больного, это подтвердила и сама врач. Но, не придав значение жалобам заключенного по поводу невозможности мочеиспускания, Исраилова решила, что он не нуждается в катетеризации, и отдала медицинский прибор Бизурукову (на хранение). При этом невзначай дала разрешение на его встречу с сыном, который со слов отца имел медицинское образование.

Со слов сокамерников Маматазиза Бизурукова, вечером 1 сентября после ужина у него появились боли в районе живота, он прилег на кровать. Позже внезапно закричал, потерял сознание, стал тяжело дышать, и у него пошла пена изо рта. Вызвали скорую.

В журнале регистрации вызовов скорой помощи отмечено, что реанимационная бригада прибыла 1 сентября в 23:03, приехавшие врачи констатировали биологическую смерть Бизурукова, от фибрилляции желудочков сердца.

По факту смерти Бизурукова возбудили уголовное дело. Исраиловой было предъявлено обвинение в ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей, вызвавшее длительное расстройство здоровья потерпевшего, и повлекшее за собой его смерть.

Судами не была дана соответствующая оценка того, что должностное лицо оставило в беспомощном состоянии больного человека на протяжении длительного времени, и решениями Ошского горсуда и облсуда Исраилова была оправдана за недоказанностью ее вины. Верховный суд вернул дело на пересмотр в суд первой инстанции, который в этот раз вынес уже обвинительный приговор, в суде второй инстанции этот приговор был оставлен в силе. Но коллегия Верховного суда не согласилась и с таким решением, таким образом, Исраилова не понесла никакой ответственности.

Никто из руководства ГУИН №25 также не понес наказание за грубое нарушение конституционных прав человека лишенного свободы, который был оставлен в опасности для жизни и здоровья, что в конечном итоге привело к его смерти.

В связи с тем, что все внутренние правовые механизмы защиты были исчерпаны, ЦЗПЧ «Кылым Шамы» подготовил индивидуальную жалобу в КПЧ ООН, которая будет туда направлена в ближайшие дни.

Pin It on Pinterest